Бухгалтерское услуги и сопровождение Вашего бизнеса с гарантией результата  |  Бухгалтерская компания  

+7 495 369 06 37

+7 985 923 29 65

Позвоните сейчас и получите 
бесплатную консультацию
(Пн-Пт с 9:30 до 18:00)

Заказать  звонок

 

 

 

  • 5 способов увеличить продажи вашего бизнеса без затрат на рекламу


Отзывы

ПЕРЕДАЧА ЗАДОЛЖЕННОСТИ ОТ МАТЕРИНСКОЙ КОМПАНИИ ДОЧЕРНЕЙ

При передаче материнской компанией дочерней дебиторской или кредиторской задолженности могут возникнуть налоговые риски. Во-первых, они связаны с вычетами по НДС. Во-вторых, стоит обратить внимание, что законодательством установлен особый порядок признания убытков от уступки требования.

Порядок передачи дебиторской и кредиторской задолженности от материнской компании дочерней будет зависеть от момента передачи этой задолженности дочернему обществу, то есть осуществляется ли эта передача только создаваемой дочерней компании или же уже функционирующей. При этом передача задолженности имеет особый порядок учета для целей налогообложения. Но обо всем по порядку.

Правовые основы передачи дебиторской и кредиторской задолженности

Гражданское законодательство допускает передачу прав кредитора и долга должника другому лицу на основании сделки либо в силу закона (ст. 8 ГК РФ).

Переход прав кредитора (дебиторская задолженность) к другому лицу на практике осуществляется на основании договора уступки требования (п. 1 ст. 382 ГК РФ). Для перехода к дочерней компании ("дочка") прав материнской ("мама") не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором (п. 2 ст. 382 ГК РФ). В частности, не допускается без согласия должника уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника (п. 2 ст. 388 ГК РФ). Существуют судебные решения, свидетельствующие о том, что если сделка была заключена без согласия должника, то это является основанием для признания ее недействительной (пост. ФАС ВСО от 05.10.2011 № Ф02-3151/11, ФАС ЗСО от 18.12.2012 № Ф04-5869/12, ФАС ПО от 19.12.2011 № Ф06-10794/11). Отметим, что в указанных постановлениях рассматривались дела, где договором было предусмотрено условие о получении соответствующего согласия должника.

В общем случае, если должник не был письменно уведомлен о состоявшемся переходе прав материнской компании к дочерней, последняя несет риск вызванных этим для нее неблагоприятных последствий (п. 3 ст. 382 ГК РФ).

Кроме того, головная компания обязана передать дочерней документы, удостоверяющие право (требование), а также сообщить сведения, имеющие значение для осуществления требования (п. 3 ст. 385 ГК РФ).

Заключение договора уступки требования предполагает, что "дочке" необходимо уплатить "маме" денежные средства. Отметим, как указал Президиум ВАС РФ (п. 9 информационного письма Президиума ВАС РФ от 30.10.2007 № 120), соглашение об уступке права (требования), заключенное между коммерческими организациями, может быть квалифицировано как дарение только в том случае, если будет установлено намерение сторон на безвозмездную передачу права (требования). Отсутствие в сделке уступки права (требования) условия о цене передаваемого права (требования) само по себе не является основанием для признания ее ничтожной как сделки дарения между коммерческими организациями (подп. 4 п. 1 ст. 575 ГК РФ).

В свою очередь, если дочерней компании передается кредиторская задолженность, то имеет место перевод долга (ст. 391 ГК РФ), при котором новый должник принимает на себя обязательство первоначального должника. В данной ситуации материнская компания обязана заручиться согласием своих кредиторов (п. 2 ст. 391 ГК РФ).

Передача задолженности в уставный капитал "дочки"

Между тем правовая регламентация передачи дебиторской/кредиторской задолженности будет также напрямую зависеть от момента передачи этой задолженности дочернему обществу. Так, при создании дочернего общества передача задолженности может осуществляться посредством оплаты уставного капитала создаваемого общества. Это следует из Закона об обществах с ограниченной ответственностью (п. 1 ст. 15 Федерального закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ (далее - Закон № 14-ФЗ)), согласно которому оплата долей в уставном капитале общества может осуществляться деньгами, ценными бумагами, другими вещами или имущественными правами либо иными имеющими денежную оценку правами. Соответственно, при создании дочерней компании материнская может внести в уставный капитал только дебиторскую задолженность, поскольку кредиторская задолженность как объект гражданских прав признается не правом, а обязанностью.

Следует учитывать, что денежная оценка имущества, вносимого для оплаты долей в уставном капитале общества, утверждается решением общего собрания участников общества единогласно. При этом если вклад в уставный капитал передается в неденежной форме, то его денежная оценка должна быть проведена независимым оценщиком. Участники хозяйственного общества не вправе определять денежную оценку неденежного вклада в размере, превышающем сумму оценки, определенную независимым оценщиком (ст. 66.2 ГК РФ). Соответственно, если передается дебиторская задолженность в качестве вклада в уставный капитал дочерней компании, то необходимо привлечение независимого оценщика.

Обратите внимание, что после передачи дебиторской задолженности в уставный капитал могут возникнуть спорные моменты, не урегулированные Законом № 14-ФЗ. Так, например, каждый учредитель общества должен оплатить полностью свою долю в уставном капитале общества в течение срока, который определен договором об учреждении общества и не может превышать четыре месяца с момента государственной регистрации общества (п. 1 ст. 16 Закона № 14-ФЗ). Возникает вопрос: если дебиторская задолженность не будет погашена в течение установленного срока, какие последствия возникают в этом случае? Таким образом, при внесении материнской компанией в уставный капитал создаваемого дочернего общества дебиторской задолженности не исключаем возможное возникновение впоследствии определенных сложностей.

Считаем также допустимым осуществление передачи дебиторской/кредиторской задолженности в составе имущественного комплекса. В состав предприятия как имущественного комплекса входят все виды имущества, предназначенные для его деятельности, включая, в частности, права требования и долги (п. 2 ст. 132 ГК РФ). Отсюда следует, что в состав имущественного комплекса входят только те права требования и долги, которые связаны с его хозяйственной деятельностью. Между тем законодательством не регламентирован порядок оплаты уставного капитала создаваемой компании имущественным комплексом. Допускаем, что при передаче дебиторской задолженности по аналогии могут быть применимы нормы, регулирующие рассмотренную выше по тексту уступку права (требования) - положения статьи 382 Гражданского кодекса, а при передаче кредиторской задолженности - статьи 562 Гражданского кодекса, регламентирующей права кредиторов при продаже предприятия. Отметим, кредиторы по обязательствам, включенным в состав продаваемого предприятия, до его передачи покупателю должны быть письменно уведомлены о его реализации одной из сторон договора продажи предприятия (п. 1 ст. 562 ГК РФ). Соответственно, материнская компания в случае намерения внесения в уставный капитал дочерней компании имущественного комплекса обязана уведомить своих кредиторов.

В свою очередь, дочерняя компания может быть создана путем реорганизации, например, в форме выделения. Отметим, что при выделении из состава юридического лица одного или нескольких юридических лиц к каждому из них переходят права и обязанности реорганизованного юридического лица в соответствии с передаточным актом (п. 4 ст. 58 ГК РФ). Следовательно, если дочернее общество создано путем выделения из материнской компании, то на основании передаточного акта к дочернему обществу может перейти часть прав и обязанностей материнской компании, то есть дебиторская/кредиторская задолженность.

Учет передачи задолженности у материнской компании

Рассмотрим налоговые последствия передачи дебиторской задолженности на основании договора уступки требования, заключенного между материнской компанией и дочерней.

НДС. Передача имущественных прав (в частности, уступка права (требования)) является объектом обложения НДС (подп. 1 п. 1 ст. 146 НК РФ).

Налоговая база при уступке первоначальным кредитором денежного требования, вытекающего из договора реализации товаров (работ, услуг), определяется как сумма превышения суммы дохода, полученного первоначальным кредитором при уступке права (требования), над размером денежного требования, права по которому уступлены (п. 1 ст. 155 НК РФ). Соответственно, если право (требование) уступлено по цене ниже денежного требования, то НДС материнская компания уплачивать не будет.

Поскольку Налоговым кодексом не установлено особенностей момента определения налоговой базы в отношении уступки права (требования), то она определяется в общем порядке на наиболее раннюю из двух дат: день оплаты права (требования) новым кредитором или день уступки права (требования).

На материнскую компанию также возложена обязанность выставления "дочке" счета-фактуры при уступке требования, который необходимо будет отразить в журнале учета полученных и выставленных счетов-фактур и зарегистрировать в книге продаж.

Обратим внимание, что при уступке требования "дочке" у материнской компании по первоначальной сделке реализации товаров (работ, услуг) никаких обязанностей и корректировок в части НДС не возникает, поскольку НДС был уже уплачен на дату отгрузки товаров (работ, услуг) покупателю (п. 1 ст. 154, подп. 1 п. 1 ст. 167 НК РФ; письма Минфина России от 06.10.2010 № 03-07-11/393, от 16.09.2009 № 03-07-11/227).

Если уступаются требования по обязательствам, вытекающим из договора займа, то данная операция не подлежит обложению НДС (подп. 26 п. 3 ст. 149 НК РФ).

В свою очередь, предметом уступки может стать в том числе и неденежное требование. Такая ситуация может возникнуть, если материнская компания полностью перечислила поставщику аванс за товары (работы, услуги) и до наступления срока поставки фактически уступила дочерней компании право требовать товар (работу, услугу). Отметим, статьей 155 Налогового кодекса не регламентирован порядок уступки требования в такой ситуации. В связи с этим налоговые инспекторы могут придерживаться мнения, что НДС в данном случае исчисляется со всей суммы уступки требования (п. 2 ст. 153 НК РФ). Однако такая позиция инспекции может стать предметом судебного разбирательства. Обратите внимание, что судьи зачастую в подобных ситуациях поддерживают налогоплательщиков. Так, арбитры указывают, что поскольку уступка денежного требования, вытекающая из договора реализации товаров (работ, услуг), подлежит обложению НДС, то в ситуации, когда было уступлено право требования, возникшее в результате уплаты авансов, инспекция неправомерно доначислила компании сумму НДС (пост. Девятого ААС от 28.04.2014 № 09АП-9335/14). Причем ссылка инспекторов на порядок определения базы по НДС в рассматриваемой ситуации исходя из положений пункта 2 статьи 153 Налогового кодекса является неправомерной.

Аналогичные выводы встречаются и в других судебных решениях (пост. Девятого ААС от 11.02.2009 № 09АП-17462/2008, ФАС ВСО от 02.08.2007 № А78-4501/2006-С2-21/228-Ф02-4764,4765/2007).

Также некоторые судьи указывают (пост. ФАС МО от 05.12.2011 № Ф05-12150/11), что факт перечисления компанией аванса в счет предстоящих поставок не может рассматриваться в качестве реализации, поскольку в соответствии с нормами Налогового кодекса (подп. 1 п. 3 ст. 39 НК РФ) не признается реализацией товаров осуществление операций, связанных с обращением российской валюты, то есть и денежные расчеты между сторонами в порядке авансирования. В итоге суд пришел к выводу, что, поскольку НДС облагается уступка требования, вытекающая из реализации товаров (работ, услуг), а в данном случае было переуступлено право требования по выданным авансам, то у инспекции отсутствовали основания для доначисления НДС. Соответственно, согласно судебной позиции объект налогообложения по НДС при уступке права денежного требования возникает только в том случае, если передаваемое обязательство связано именно с реализацией товаров (работ, услуг).

Таким образом, на сегодняшний день вопрос определения налоговой базы по НДС в случае уступки неденежного требования может оказаться спорным. Поэтому в случае возникновения претензий со стороны проверяющих рекомендуем воспользоваться существующей положительной судебной практикой.

Налог на прибыль. Доходы от уступки требования, вытекающего из договора реализации товаров (работ, услуг), признаются на день подписания сторонами акта уступки права требования, то есть на день перехода права требования к новому кредитору. При этом материнская компания имеет право уменьшить доход от уступки права требования на стоимость реализованных товаров (работ, услуг) (п. 5 ст. 271, подп. 2.1 п. 1 ст. 268, ст. 279 НК РФ; письмо Минфина России от 07.12.2011 № 03-03-06/2/194).

В случае если возникла отрицательная разница между доходом от реализации права требования долга и стоимостью реализованного товара (работ, услуг), то она признается убытком, в отношении которого установлены особенности учета (подп. 7 п. 2 ст. 265, ст. 279 НК РФ; письма Минфина России от 20.01.2014 № 03-03-06/2/1395, ФНС России от 19.04.2013 № ЕД-4-3/7340@):

  • если право требования долга уступлено до наступления срока платежа, в уменьшение налоговый базы принимается убыток, не превышающий суммы процентов, которую налогоплательщик уплатил бы с учетом требований статьи 269 Налогового кодекса по долговому обязательству, равному доходу от уступки права требования, за период от даты уступки до даты платежа (п. 1 ст. 279 НК РФ);
  • если право требования уступлено после наступления срока платежа, то 50 процентов от суммы убытка подлежат включению в состав внереализационных расходов на дату уступки права требования, оставшиеся 50 процентов - по истечении 45 календарных дней с даты уступки права требования (п. 2 ст. 279 НК РФ).

Что касается вопроса определения срока платежа по договору, являющегося критерием для определения порядка учета убытков, то, по мнению Минфина России, этот срок следует определять на основании условий соответствующего договора, действующего на дату уступки права требования. Если такой срок был изменен до даты уступки права требования, срок платежа определяется в соответствии с условиями договора с учетом внесенных в него изменений (письмо Минфина России от 23.10.2013 № 03-03-06/2/44462).

Отметим, поскольку для рассматриваемой операции по реализации имущественного права установлен особый порядок признания убытков, то материнской компании необходимо вести раздельный учет доходов (расходов) по такой операции.

Обратим внимание, что на основании Федерального закона от 20 апреля 2014 года № 81-ФЗ. Согласно внесенным изменениям убыток от уступки права требования будет признаваться на дату уступки права требования. Таким образом, законодатели предусмотрели для налогоплательщиков возможность единовременного учета всей суммы убытка во внереализационных расходах.

Рассмотрим на примере порядок налогового учета убытка от уступки права требования.

ПРИМЕР
Организация, применяющая метод начисления, реализовала товар покупателю на сумму 118 000 руб. (в т.ч. НДС - 18 000 руб.). В установленный договором срок покупатель не оплатил товар. Впоследствии, 10.03.2014, организация уступила право требования по оплате отгруженного товара новому кредитору за 90 000 руб.
Как следует из условий, организация уступила право требования после наступления срока платежа по договору. При этом возникший убыток от уступки права требования в размере 28 000 руб. (90 000 - 118 000) организация учтет во внереализационных расходах в следующем порядке:
- 14 000 руб. (28 000 x 50%) на дату уступки права требования, т.е. на 10.03.2014;
- 14 000 руб. (28 000 x 50%) по истечении 45 календарных дней с даты уступки права требования.
В свою очередь, при уступке права требования с 01.01.2015 организация на дату уступки права требования согласно новой редакции п. 2 ст. 279 Налогового кодекса учтет во внереализационных расходах всю сумму убытка в размере 28 000 руб.

Что касается первоначальной операции по реализации товаров (работ, услуг), то доходы от данной операции на момент уступки права требования дочерней компании у материнской компании уже были учтены (пп. 1, 3 ст. 271 НК РФ). В последующем при уступке права требования корректировка налоговой базы по данной сделке не осуществляется.

Если уступается требование по договору займа, то налоговой базой для материнской компании будет являться сумма, полученная от дочерней компании, уменьшенная на сумму задолженности заемщика. Если возникнет отрицательная разница, то полученный убыток учитывается по аналогии с учетом убытка по договору уступки права требования, вытекающего из договора реализации товаров (работ, услуг) (подп. 2.1 п. 1 ст. 268, пп. 1, 2 ст. 279 НК РФ).

Учет передачи задолженности у дочерней компании

НДС. При приобретении требования по договору реализации товаров (работ, услуг) дочерняя компания имеет право на вычет НДС, предъявленного материнской компанией, если имеется счет-фактура и право требования принято к учету (п. 2 ст. 171, п. 1 ст. 172 НК РФ).

Впоследствии, когда должник исполнит обязательство уже перед дочерней компанией, последней необходимо будет определить налоговую базу по НДС. Налоговая база в таком случае определяется как сумма превышения дохода, полученного новым кредитором при прекращении соответствующего обязательства, над суммой расходов на приобретение указанного требования (п. 4 ст. 155 НК РФ). При этом налог рассчитывается по расчетной ставке 18/118 на дату погашения должником обязательства (п. 4 ст. 164, п. 8 ст. 167 НК РФ).

В случае если разница между доходами и расходами отрицательная (равна нулю), то налоговая база не возникает и НДС не уплачивается.

Между тем в случае приобретения права требования, вытекающего из договора займа, у дочерней компании никаких последствий в части НДС не возникает, поскольку, как мы ранее упоминали, данная операция освобождена от налогообложения.

Налог на прибыль. Суммы, уплаченные материнской компании за приобретенное право требования, будут отражаться в налоговом учете дочерней компании только при прекращении соответствующего обязательства должником. Это следует из разъяснений финансового ведомства: "налогоплательщик-цессионарий (новый кредитор) на момент исполнения должником приобретенного ранее по договору цессии обязательства отражает в налоговой базе по налогу на прибыль доход от этой операции и одновременно учитывает расходы, связанные с приобретением указанного права требования долга" (письмо Минфина России от 06.08.2010 № 03-03-06/1/530). Если в результате такого учета дочерняя компания получает убыток, то она вправе учесть его для целей налогообложения (подп. 7 п. 2 ст. 265, п. 2 ст. 268 НК РФ).

На практике может возникнуть ситуация, когда должник погашает свой долг не сразу, а частями (траншами). В этом случае, следуя разъяснениям Минфина России, дочерней компании доходы от частичного погашения приобретенного права требования долга следует учитывать в том отчетном (налоговом) периоде, к которому такие доходы относятся. При этом в данном отчетном (налоговом) периоде учитывается также часть расходов на приобретение права требования долга пропорционально сумме вышеуказанных доходов, полученных в этом отчетном (налоговом) периоде (письма Минфина России от 11.11.2013 № 03-03-06/2/48041, от 29.07.2013 № 03-03-06/2/30028, от 08.11.2011 № 03-03-06/1/726). На этом основании считаем, что и налоговая база по НДС будет определена в том же порядке.

Также налогоплательщики могут столкнуться с ситуацией, когда истек срок исковой давности, а долг так и не возвращен, или же обязательство не может быть исполнено должником по причине его ликвидации. Подлежит ли сумма задолженности в качестве безнадежного долга учету в составе расходов по налогу на прибыль у дочерней компании в таком случае? Минфин России говорит о том, что, поскольку сумма долга по сделке по приобретению права требования не связана с реализацией товаров (работ, услуг), она не может быть учтена в составе внереализационных расходов в соответствии с подпунктом 2 пункта 2 статьи 265 Налогового кодекса как суммы безнадежных долгов (письма Минфина России от 28.10.2013 № 03-03-06/1/45488, от 23.03.2009 № 03-03-06/1/176). Более того, финансовое ведомство уточняет, что данные расходы нельзя также учесть как убытки по сделке уступки права требования (подп. 7 п. 2 ст. 265 НК РФ), поскольку в состав внереализационных расходов включаются убытки, возникшие при переуступке права требования долга налогоплательщиком - продавцом товаров (работ, услуг). Аналогичные разъяснения приводят и налоговики (письмо УФНС России по г. Москве от 30.01.2012 № 16-15/007470@). По нашему мнению, приведенная позиция является необоснованной, поскольку положениями Налогового кодекса (п. 2 ст. 266 НК РФ) не установлено требований, свидетельствующих о том, что для признания долга безнадежным необходимо, чтобы он был связан с реализацией товаров (работ, услуг). В частности, ВАС РФ указал (пост. ВАС РФ от 15.04.2008 № 15706/07), что каких-либо ограничений при включении в состав внереализационных расходов сумм безнадежных долгов, в зависимости от вида и характера ранее совершенной хозяйственной операции, Налоговый кодекс не содержит. Арбитражная практика в рассматриваемой ситуации подтверждает правомерность учета в составе внереализационных расходов дебиторской задолженности, которая приобретена по договору уступки права требования (пост. ФАС ЦО от 24.05.2013 № Ф10-682/12 (далее - Постановление. № Ф10-682/12), ФАС ЗСО от 28.04.2012 № Ф04-1865/12). Таким образом, учитывая разъяснения официальных сторон, данную позицию налогоплательщику, скорее всего, придется отстаивать в суде.

Риски при передаче задолженности от "мамы" "дочке"

Если сделка по передаче кредиторской/дебиторской задолженности от материнской компании дочерней соответствующим образом документально оформлена, а также компаниями учтены особенности признания доходов/расходов по таким сделкам для целей налогообложения, то рисков возникнуть не должно.

Между тем на практике не исключены ситуации, когда "дочка" может приобрести задолженность, полученную по соглашению об уступке прав требования, компании, находящейся на стадии банкротства. В этой ситуации налоговые инспекторы могут признать затраты необоснованными (экономически нецелесообразными). Также они могут апеллировать к выводам, сделанным Пленумом ВАС РФ о налоговой выгоде, в частности, указать на отсутствие у сделки по приобретению дебиторской задолженности разумной деловой цели (пп. 3-6, 9 пост. Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53).

Так, в ранее упомянутом Постановлении № Ф10-682/12 налоговый орган обосновывал выводы о неправомерном включении в состав внереализационных расходов суммы убытка, в частности, тем, что сделка по приобретению дебиторской задолженности не была обусловлена разумными экономическими причинами или целями делового характера, так как общество знало или должно было знать, что реальные затраты по оплате приобретенного права требования в ближайшее время и в перспективе оплачены быть не могут ввиду отсутствия соответствующих средств у должника на момент заключения договора цессии и признания его банкротом в дальнейшем.

Налоговые риски возможны при условии, если налоговыми инспекторами будет доказано, что единственной целью сделки было получение необоснованной налоговой выгоды в виде формирования у дочерней компании налогового убытка от списания дебиторской задолженности по заведомо неплатежеспособному контрагенту. Соответственно, во избежание налоговых рисков у дочерней компании должно присутствовать экономическое обоснование необходимости приобретения задолженности по контрагенту, находящемуся в стадии банкротства.

Отметим, что случай с приобретением задолженности неплатежеспособного лица является частным случаем, порождающим повышенные риски.

Оценка неденежных вкладов в уставный капитал общества
С 1 сентября 2014 года вступили в силу изменения в главу 4 Гражданского кодекса о юридических лицах (изменения внесены Федеральным законом от 05.05.2014 № 99-ФЗ (далее - Закон № 99-ФЗ)). Многие нормы Гражданского кодекса были кардинально пересмотрены, появились нововведения. По сути, была проведена реформа законодательства о юридических лицах.
Вместе с тем до настоящего времени специальное законодательство (в частности, Закон об АО (Федеральный закон от 26.12.1995 № 208-ФЗ) и Закон об ООО (Федеральный закон от 08.02.1998 № 14-ФЗ (далее - Закон об ООО)) не приведено в соответствие с новой редакцией Гражданского кодекса, что способно вызвать определенные противоречия и вопросы.
Одним из таких противоречий является различие между новой редакцией Гражданского кодекса и Законом об ООО по вопросу регулирования порядка оценки неденежных вкладов, вносимых в уставный капитал общества.
Так, в новой редакции Кодекса закреплено, что участники хозяйственного общества не вправе проводить оценку неденежных вкладов, а такая оценка должна в любом случае проводиться независимым оценщиком (п. 2 ст. 66.2 ГК РФ). Однако согласно пункту 2 статьи 15 Закона об ООО (в действующей редакции) участники общества вправе самостоятельно согласовать оценку неденежного вклада в пределах 20 000 рублей.
Данное противоречие было разрешено самим законодателем. Так, Законом № 99-ФЗ (которым и были внесены изменения в Кодекс) устанавливается, что специальные законы (в т.ч. Закон об ООО) до приведения их в соответствие с новой редакцией Гражданского кодекса должны применяться в части, не противоречащей Кодексу (п. 4 ст. 3 Закона № 99-ФЗ).
Таким образом, в случае противоречий нормы Гражданского кодекса в новой редакции имеют приоритет перед нормами специальных законов. Следовательно, по вопросу оценки неденежных вкладов, вносимых в уставный капитал общества с ограниченной ответственностью, должен применяться именно пункт 2 статьи 66.2 Гражданского кодекса. Противоречащая ему норма пункта 2 статьи 15 Закона об ООО не подлежит применению и должна быть приведена в соответствие с Кодексом. Несмотря на то что Гражданским кодексом (ст. 66.2 ГК РФ) не предусмотрена санкция за непривлечение оценщика для оценки неденежного вклада, представляется, что в таком случае для общества могут существенно возрасти риски получения отказа в регистрации изменений в случае увеличения уставного капитала.

Сергей Картошкин, юрист коллегии адвокатов "Муранов, Черняков и партнеры" 


Рекомендуем прочесть

ФСС разъяснил порядок заполнения сведений о среднем заработке

В письме от 06.09.2012 № 15-03-14/12-10053 ФСС РФ (далее — Фонд) разъяснил порядок заполнения сведений о среднем заработке в листке нетрудоспособности и в реестре сведений, представляемых в Фонд участниками пилотного проекта ФСС РФ в случае, если рассчитанная из фактического заработка величина...

Суд подтвердил право налогоплательщиков на достоверную информацию

Федеральным арбитражным судом Московского округа разрешен вопрос о правомерности включения в документ о состоянии расчетов с бюджетом информации по безнадежным долгам по налогам и сборам. Судебный орган, ссылаясь на нормы налогового законодательства о праве налогоплательщика на достоверную информацию, постановил, что...

Минфин России разъяснил, как определяется налоговая база по НДС при реализации имущества, используемого как в облагаемых, так и необлагаемых операциях

Пунктом 3 ст. 154 НК РФ установлено, что при реализации имущества, подлежащего учету по стоимости с учетом уплаченного НДС, налоговая база определяется как разница между ценой реализуемого имущества с учетом НДС и стоимостью реализуемого имущества (остаточной стоимостью с учетом переоценок)...

Разъяснено, как зачисляются в бюджет налог и авансовые платежи, если налогоплательщик УСНО изменяет свое место нахождения

В письме от 18.07.2012 № 03-11-06/2/88 Минфин России рассмотрел вопрос о том, как зачисляются в бюджет налог и авансовые платежи, если «упрощенец» изменяет свое место нахождения в течение налогового периода. Проанализировав положения п.п. 3 — 6 ст. 346.21 НК РФ, финансовое...

Бухучет расходов на инвентаризацию ОС

В письме от 04.06.2013 № 03-03-06/1/20327 Минфин России рассмотрел следующую ситуацию. Организация построила и ввела в эксплуатацию объект недвижимости. Позднее она понесла расходы, связанные с изготовлением техпаспорта и с регистрацией права собственности на него. Включаются ли данные расходы в первоначальную...